Ракетные войска стратегического назначения. Справочник. Структура РВСН.

  Новости

  Реклама

  Одноклассники

  Нас посетили

  Реклама

  Календарь

382-й ракетный полк Ружаны стратегические

382-й гвардейский ракетный Бердский полк (в/ч 44238), позывной «Гербарий»

 

Сформирован 30 декабря 1960 года в Пашино, Новосибирской области, в составе 212-й гвардейской ракетной бригады, а с мая 1961 года - 39-й гвардейской ракетной дивизии.

Формирование полка началось согласно директиве ГК РВСН от 4.06.1961 г. № 66411 в июле 1960 года в районе г.Бердска на базе расформированного училища лётчиков. Офицерский состав прибывал из всех видов и родов Вооруженных Сил, личный состав из Сибирского военного округа.

Формированием полка занимались: командир – полковник Яковлев И.К., начальник штаба – подполковник Еремеев И.М., главный инженер – майор Григорьев В.О., заместитель по политчасти – подполковник Ярыгин А.И.

30 декабря 1960 года формирование полка было завершено, а 1961 год стал годом освоения личным составом переходного ракетного комплекса 8К51 (Р-5). Весной начала поступать ракетная техника.

17 марта 1961 года объекты полка посетил Главнокомандующий Ракетными войсками Маршал Советского Союза Москаленко К.С. и Командующий войсками Сибирского военного округа генерал-полковник Бакланов Г.В.

После освоения ракетного комплекса 8К51 1-й дивизион под командованием подполковника Гуреева Н.А. в августе 1961 года выехал на полигон “Капустин Яр”, где успешно провёл два учебно-боевых пуска. Следующим этапом было участие в операции “Гром” по запуску ракеты Р-5М со штатным ядерным зарядом и подрывом его на высоте.

В 1961 году рекогносцировочной группой дивизии в районе с. Локти было выбрано место для строительства боевой стартовой позиции полка.

8 февраля 1962 года полку было вручено Боевое Знамя и грамота (Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 14.06.1961 г.), а на основании приказа МО СССР от 10 ноября 1961 года №254 20 февраля 1962 г. полку было присвоено звание “Гвардейский”.

С мая по август 1962 года личный состав 1 дивизиона (командир подполковник Гуреев Н.А.) прошёл теоретическое и практическое обучение на полигоне “Байконур” с проведением 8 августа пуска ракеты Р-16.

В 1963 году полк имел в своём составе 2 стартовых дивизиона (командиры подполковник Гуреев Н.И., майор Гурьев Н.А.), один технический дивизион (командир майор Шилкин А.М.) и подразделения обеспечения и обслуживания:

  • 1-й дивизион на БСП-21 с 2-мя пусковыми установками Р-16 заступил на боевое дежурство 5 марта 1963 года;
  • 2-й дивизион на БСП-23 с 2-мя пусковыми установками Р-16 заступил на боевое дежурство 5 февраля 1964 года.
39 ракетная дивизия ракетный полк

В марте 1964 года полк переформирован в целях разукрупнения в два ракетных полка:

  • 1-й дивизион сохранил за собой наименование 382-го гвардейского ракетного полка, с 2-мя ПУ Р-16 на БСП-21;
  • 2-й дивизион переформирован в 826-й гвардейский ракетный полкс 2-мя ПУ Р-16 на БСП-23. Одновременно в самостоятельную войсковую часть 68529 был переформирован узел связи полка.

Основными боевыми подразделениями полка стали: первая и вторая группы подготовки и пуска (командиры майор Трофимюк А.А. и капитан Горчанок В.И.) и группы заправки и хранения спецтоплив (командир майор Свистунов Л.М.)

25 января 1965 года полк в ходе итоговой проверки дивизии посетил Главнокомандующий РВСН Маршал Советского Союза Крылов Н.И.

30 сентября 1965 года комсомольской организации полка было вручено Переходящее Красное Знамя ЦК ВЛКСМ.

3 июня 1967 года с полигона “Плесецк” полком был проведен пуск ракеты Р-16 с оценкой “отлично”.

Боевые расчеты полка за период с 1962 по 1974 гг. провели 6 учебно-боевых пусков ракеты Р-16 с полигонов “Байконур” и “Плесецк”. Все пуски ракет проведены с оценкой “хорошо” и “отлично”.

В соответствии с Договором об ограничении стратегических вооружений в 1976 году полк был снят с боевого дежурства, пусковые установки демонтированы и уничтожены методом подрыва, ракеты отправлены на утилизацию.

 

До осени 1977 года полк проходил этап формирования, обучения, получение техники и проведения учебно-боевого пуска ракеты 15Ж45 на полигоне “Капустин Яр”. Пуск был успешно проведен 15 сентября 1977 года боевым расчетом 1-го дивизиона под командованием майора Абдрязакова Р.Б.

Полк заступил на боевое дежурство 28 октября 1977 года с 9-ю пусковыми установками РСД-10 Пионер-К (15П645К).

382 ракетный полк

 

31 марта 1978 года на учении в полку присутствовали Председатель Президиума Верховного Совета СССР, Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Совета обороны СССР Маршал Советского Союза Брежнев Л.И., Министр обороны СССР маршал Советского Союза Устинов Д.Ф., Главнокомандующий РВСН генерал армии Толубко В.Ф.

 

С поступлением на вооружение РВСН усовершенствованного ракетного комплекса “Пионер-УТТХ” 5 июня 1981 года полк был снят с боевого дежурства. После переподготовки на полигоне и проведением пуска ракеты 15Ж53 боевым расчетом возглавляемым майором Шабровым А.В., полк 25 декабря 1981 года заступил на боевое дежурство на ракетном комплексе РСД-10 Пионер-УТТХ (15П653) с 9-ю пусковыми установками.

С 18 по 28 июля 1986г. комиссией ГК РВ проведена итоговая проверка боевой готовности дивизии входе которой 1-й ракетный дивизион полка совершил 500 км марш с преодолением низководного моста и переправой на понтонах через реку Обь. Командовал дивизионом майор Дудников Е.А., начальником штаба был майор Балтачев Р.Н., заместителем командира дивизиона по политической части капитан Момот Г.В.

17 мая 1988г. и 13 ноября 1990 года полк посетил Главнокомандующий РВСН Герой Советского Союза генерал армии Максимов Юрий Павлович.

В декабре 1988 года в соответствии с Договором о ликвидации ракет средней и малой дальности полк был снят с боевого дежурства, а техника комплекса отправлена на базу ликвидации.

 

В соответствии с Директивой ГК РВСН от 30.01.1988г. № 433/0048 полк прошёл переподготовку в учебном центре полигона “Плесецк” на ракетный комплекс РТ-2ПМ Тополь (15П158) и 22 декабря 1989г. заступил на боевое дежурство с 9-ю пусковыми установками.

В 1990 году полку присвоено почетное наименование "Бердский".

В 1999 году полк был признан лучшим среди частей СПУ в Ракетных войсках.

17 декабря 1999 года часть награждена переходящим Знаменем Главы администрации Новосибирской области и Почетной Грамотой за высокие показатели в боевой готовности, несении боевого дежурства и в связи с 40-летием образования РВСН.

В октябре 2001 года полк посетил бывший командир полка ныне Командующий Ракетными войсками стратегического назначения генерал-полковник Соловцов Николай Евгеньевич. Он принял участие в открытии музея части и встрече с ветеранами полка.

В настоящее время полк продолжает несение боевого дежурства под командованием полковника Петькова Ю.С. по защите рубежей нашей Родины.

 

КОМАНДИРЫ ПОЛКА:

полковник Яковлев Иван Кондратьевич 07.1960-
подполковник Еремеев Иван Максимович  
полковник Лямин Николай Васильевич 05.1964-07.1966
Готовчиков Л.М.  
Рыков М.Л. ~1972
Быков А.Ф.  
Соловцов Н.Е.  
Изместьев В.В.  
Розовенко В.П. ~1989
Максимов В.А.  
Матвеев С.С.  
полковник Петьков Ю.С.  
   
полковник Колотушкин Александр ~2009
Романюк Андрей Александрович ~2011

* * *

Из воспоминаний полковника в отставке Лямина Николая Васильевича [2]

[Фрагменты]

...

В феврале 1964 года, когда дивизионы [739-го ракетного полка, Итатка] переходили на штаты полков, после беседы с Главкомом РВСН маршалом Н.И. Крыловым, я был назначен командиром в/ч 44238. Дивизион уже год нес боевое дежурство. Был хорошо слаженный, грамотный коллектив, с которым можно было решать любые поставленные задачи: майор Булько Федор Дмитриевич, майор Кацар Олег Исакович; капитан Гельманов Георгий Ильич; подполковник Осипенко Анатолий Михайлович; подполковник Дзюба Иван Николаевич.

За время командования в/ч 44238 с мая 1964г. по июль 1966г. полк занимал ведущее место в дивизии и корпусе.

Зимой 1965 года полк посетил Главком РВСН Крылов Н.И., в ноябре 1965 года командующий СибВО генерал-полковник Иванов С.П. вручил полку переходящее Красное Знамя ЦК ВЛКСМ, 1-й дивизион – командир майор-инженер Нестеров, с оценкой “хорошо” произвел учебно-боевой пуск ракеты с полигона Байконур.

* * *

Из воспоминаний полковника в отставке Лямина Николая Васильевича [3]

В войсковую часть 44238 я прибыл в августе 1960г. после окончания КВИАВУ ВВС с дипломом инженера-электрика по приборному, навигационному и электрооборудованию летательных аппаратов. Полк в то время размещался в военном городке расформированного лётного училища в городе Бердске Новосибирской области. К этому времени полк в основном был укомплектован личным составом. Последнее пополнение молодых лейтенантов к нам прибыло как раз на копку картофеля в 4 совхозе, тут я с ним и знакомился в качестве временного бригадира. Профиль военной подготовки всех офицеров был довольно пестрым: артиллеристы, летчики, авиаторы-техники, моряки.

Первым командиром полка был полковник Яковлев Иван Кондратьевич, 40-летний выпускник академии, энергичный, очень толковый организатор, простой, доступный для людей, веселый. В 1975 году, будучи в запасе, он умер в свой день рождения в военном госпитале в возрасте 54 лет.

Заместителем по политчасти был майор Ярыгин Александр Иванович, человек, конечно, знающий своё дело, но несколько суховатый.

Начальник штаба – майор Еремеев Иван Максимович, человек как бы с врожденными качествами офицера, всей своей статью он облагораживал, наполнял высоким смыслом многообразную жизнь полка. Рамки начальника штаба, чувствовалось, ему были тесны, и это было замечено командованием. В 1964 году он уже командир полка, затем начальник штаба дивизии, командир дивизии и начальник Серпуховского Военного училища, генерал-лейтенант. Его уже нет с нами.

Заместитель по тылу майор Горячих Иван Романович, им в полку все были довольны. Спокойный, обстоятельный человек высокой культуры и интеллекта, в общении обаятельный и очень деловой. В 1964 году он был переведен на должность заместителя командира войсковой части 34148 по тылу, в 1971г. я его встретил в Чите уже на аналогичной должности в Объединении, потом убыл в Ленинград в академию тыла.

Что касается меня, то с высоты прожитых лет, годы службы в полку для меня были именно школой жизни, самыми насыщенными.

Естественно, в период формирования полка, никто из нас не имел представления о ракетной технике. Её и не было к августу 1960 года. Нам предстояло принять наземный комплекс переходной ракеты 8К51 и такая техника начала к нам поступать. В октябре 1960 г. мы в одну из ночей по легкому снегу транспортировали красавицу в свой городок в Бердске. Дальше события (конечно, полкового масштаба) стали наползать одно на другое, а точнее сказать, множество дел шли параллельно друг с другом. Что это за дела?

- подготовка условий для хранения и обслуживания спецмашин комплекса.

- формирование расчетов, отделений и групп и укомплектование их наиболее подходящими людьми (в смысле уровня технической подготовленности).

- количественная и качественная приемка поступающей техники, взятие её на учет, закрепление каждого агрегата за ответственными лицами.

- организация обучения личного состава, включающая в себя: создание (изготовление своими силами) элементарных учебных наглядных пособий; методическая помощь завтрашним “учителям” в расчетах и отделениях; подготовка классов.

- подготовка учебной “стартовой” позиции ракетного комплекса 8К51. Да всего и не перечислить. Банально, но в памяти стоит 3-х метровые сплошной забор вокруг технической зоны военного городка общей длиной не менее полукилометра, который мы “сварганили”, не имея ни рубля, ни гвоздя, ни молотка, ни пилы. И успели к моменту поступления ракеты. Доски пилили ночами на Бердской лесоперевалке, инструмент арендовали под честное слово у жителей близлежащих домов.

Как только “стартовая” позиция была подготовлена, процесс обучения личного состава переместился в палаточный городок, располагавшийся в 2-3 км от военного городка г. Бердска. Питание личного состава было организовано в полевых условиях, никто никуда не отлучался, дорога была каждая минута. Попутно устраивались элементарные зачеты на допуск к эксплуатации техники, к автономным и комплексным испытаниям и, наконец, к учению с реальной заправкой ракеты компонентного топлива и так называемым “прожигом” (“прожиг” на ракете 8К51 – работа двигателя на предварительной ступени 2-4 сек., при которой тяга двигателя недостаточна для отрыва ракеты от пускового ствола). Даже сегодня кажется мне – настолько надо было быть талантливым нашему командиру, чтобы вдохнуть в людей и чувство необходимости и уверенности, что за столь короткое время можно и НУЖНО это сделать: оседлать эту ракету. Ведь мы же были первыми!

Всю зиму с 1960 на 1961 год мы провели там, на нашей “стартовой”.

В октябре 1960 г. нас посетил Главнокомандующий войсками маршал Советского Союза Москаленко. Увиденным он остался доволен и был щедр на памятные подарки. Посмотреть нашу технику он не успел и отбыл. Тогда я ещё был молодой и поэтому в душе сокрушался от такого невнимания.

Комплексные занятия на “стартовой” позиции шли с перерывами для подведения итогов и разбора, а также для технического обслуживания техники с начала ноября до марта 1961г. и завершилось успешно “прожигом”. Вот тогда то и появилась у людей уверенность и в своих знаниях и навыках, а у командиров – в слаженности расчетов. Впереди нам предстояла поездка на полигон в Капустин Яр со своей техникой для запуска ракеты 8К51 с головной частью без заряда.

Летом 1961 года личный состав полка в составе 1 дивизиона (командир подполковник Гуреев Николай Илларионович), технического дивизиона (командир майор Шилкин Александр Михайлович), группы заправки (командир капитан Тормозов Евгений Борисович), штаба и клуба полка железнодорожным эшелоном во главе с командиром полка – Яковлевым двинулись к месту назначения. Три квартирьера (подполковник Горячих И.Р., майор Григорьев и майор Дапин – заместитель начальника штаба полка) отправились пассажирским поездом.

Теперь-то мы были уже не новички, но и не зазнались. И правильно делали. На полигоне, где мы разместились в палаточном городке на 8 пл., нас ожидала подготовка к зачетам комиссии учебного Центра на право допуска к самостоятельному пуску ракеты. Расскажу о нескольких памятных для меня, как инженера, эпизодах.

По окончанию последнего занятия на ракете с “прожигом” у нас остался приличный остаток окислителя -жидкого кислорода (едва ли не полная цистерна). Мне было приказано слить её на грунт в районе “стартовой” позиции. Собрали трубопровод необходимой длины, конец которого поместили в освободившийся капонир, открыли кран, потёк жидкий кислород. Сначала он испарялся, но по мере промерзания грунта капонира, жидкая фаза кислорода стала наполнять углубление. Зрелище для меня оказалось потрясающим: неописуемая клокочущая голубизна, в которой бесследно исчезали листочки зелени. Я лежал у кромки капонира, подвинул ногу в сапоге поближе к канавке, где была жидкость. И... быстро отдернул: мороз “схватил” пальцы ноги. Встал и ушёл подальше от.

Рядом с пусковым столом ракеты на земле лежала длинная-предлинная ПГС (пневмо-гидравлическая схема ракеты на клеенке). Личный состав на обеде. Вдоль этой схемы в глубокой задумчивости прохаживался командир дивизиона и покачивал головой, заложив руки за спину. Казалось бы: ну и что. Так нет, кто-то из моих молодых лейтенантов поведал ребятам и они от души потешались вечером в своей палатке, неверно от гордости, что вот они то способны разобраться в этой премудрости, а пожилому человеку, увы, уже мудрено.

Встреча с первой заводской неисправностью, а точнее с браком монтажа, произошла во время очередного комплексного учения на нашей “стартовой” позиции в Бердске. Стоял сильный мороз. Личный состав обедал. На морозе стоял, явно примерзший, солдат-дизелист, присматривая за своим агрегатом-электростанцией ЭСД-50. Говорю: “поставь на автомат иди погрейся”. Солдат дело однако знал: “держу на ручном управлении, автоматика не работает”. Выключили ЭСД, заглянули в монтаж, нашли ошибку заводского монтажа: из-за неправильного подключения проводников стабилизирующий трансформатор оказался выключенным из системы стабилизации напряжения. Просто, фанатичной веры в заводскую надежность не должно быть, а чтобы в полевых условиях уметь устранять неисправности в технике, надо её прилично знать.

Возвращаюсь к прерванному рассказу. Подготовка и сдача зачетов комиссии полигона прошли успешно, получили ракету 8К51. В назначенный день выехали на площадку 4“с”, провели предпусковую подготовку, заправку и пуск. Это была первая запущенная нами ракета.

Теперь можно было бы и отправляться домой, в Бердск. Но, увы: мы понадобились руководству полигона для проведения операции “Гром”.

В целях подготовки к этой операции был проведен еще один запуск такой же ракеты с боеголовкой с обычным ВВ, для чего нам пришлось принять новый наземный комплекс. Затем снова подготовка к решающим зачетам, сдача зачетов и... ожидание команды на запуск. Дело в том, что операция “Гром” (запуск ракеты в атмосферу со штатным боезарядом 20 килотонн) должна была состоятся после заявления Советского правительства о прекращения США испытания ядерного оружия в атмосфере. В двадцатых числах октября 1961 года состоялся запуск 8К51.

Был, конечно, и душевный подъем у людей, но судя по себе, было какое-то душевное напряжение, ощущение опасности. Ведь в ночь, когда мы на нескольких автомобилях двигались на свою пусковую установку, навстречу нам двигались буквально вереницы автобусов с эвакуируемыми людьми из постоянного состава полигона. Несколько лет спустя, уже будучи в запасе, я смотрел документальный кинофильм “Операция Гром”. Особенность её состояла в том, что боеголовка подрывалась буквально над головой. Особого эффекта типа “бабахнуло” мы не ощутили, правда находился личный состав стартовой команды в бункере 4-8 м. глубиной.

В будущем нам предстояло осуществлять ещё и запуск штатной для нас ракеты 8К64. Здесь же дело закончилось приездом на стартовую позицию начальника полигона генерал-полковника Вознюк, который поблагодарил построенных воинов. Правда, слышал я от командира полка полковника Яковлева, что он передал список на 6 человек для награждения правительственными наградами представителю Генерального штаба полковнику Иванову.

Подводя итог прошедшему году (сентябрь 1960г. – октябрь 1961г.), я бы назвал его ГОДОМ РОЖДЕНИЯ ПОЛКА. Да, это уже был не коллектив людей, стоящих на довольствии, это была ракетная часть, боеготовая; пусть и на оперативной ракете.

В конце 1962 г. личный состав полка перемещается в строительные казармы барачного типа, на свои штатные стартовые позиции за Пашино, и обживает их, налаживая быт, воинскую службу, техническую учебу, подключается в меру своих знаний и представлений к контролю за качеством строительно-монтажных работ.

Конечно, следует хотя бы коротко рассказать о создании учебной базы. Еще будучи в Бердске, мы в рамках инженерно-ракетной службы организовали нечто вроде чертежно-инструкторского бюро, опираясь на двух энтузиастов: инженер-лейтенанта Писклова Виктора Дмитриевича выпускника КВИАВУ ВВС 1960 г. и лейтенанта Журавлева Петра Егоровича. Были в их распоряжении: помещения, помощники и расходные материалы. Задача этого бюро была: максимально облегчить учебный процесс, изготовить наиболее сложные схемы, чертежи для коллективного пользования. О тренажерах мы тогда еще и не мечтали. Но вот макет штатной ракеты в разрезах (в масштабе 1:8) был изготовлен (основной исполнитель и автор инженер-лейтенант Писклов В.Д.).

С первых же комплексных занятий мы поняли, что неразумно использовать штатную технику для учебных тренировок отдельных номеров расчетов, в особенности заправщиков, двигателистов и электриков борта: ресурс заправочных шлангов, многоштырьковых разъёмов, других стыковочных узлов надо беречь. Со временем появились у нас и тренажеры. Конечно, мы обменивались опытом с коллегами, бывая неоднократно друг у друга. Так, очень шикарную пневмогидравлическую схему ракеты, действующую, с подсветкой элементов автоматики, изготовила служба ракетного вооружения соседней части, где главным инженером был инженер-капитан Сас Ю.М.

Работу эту координировали и немало помогали нам инженер-полковник Сасько П.И. и главный инженер объединения и инженер-подполковник Новаков Г.Ф. – главный инженер соединения.

Тогда нас очень удивляло то, что нам не от кого было ожидать заводских методических пособий, да и учебно-наглядных пособий не было. Со временем, правда, поступил к нам альбом схем и чертежей по бортовым системам ракеты. Мечта моя о комплексном тренажере осуществилась лишь в 1965 году, увы, к уже не в своей части 44238, а в в/части 44099. Описание тренажера для комплексных занятий боевого расчета пусковой установки приведено в одном из выпусков НИИ (Болшево) за 1966 г.

Итак, жизнь полка продолжалась: нам предстояло в осень 1962г. на полигоне Байконур произвести запуск штатной ракеты 8К64. К этому мы готовились, в основном на своей позиции 21 площадки. Занятия, зачеты по теории, практические тренировки, комплексные занятия с заправкой макета ОК-1700. И наконец, полигон Байконур. Как обычно, зачеты на допуск к пуску ракеты. В августе 1962 года состоялся успешный пуск, по поводу которого директор завода товарищ Колупаев дал ужин. Прибыв с полигона, занялись практически тем же самым , но акцент все же был на контроле качества строительно-монтажных работ. Плюс вывозка с базы поступающей техники, её приемка (всё надо просчитать, проверить, при недостатках вовремя оформить акты, поставить на учет и на хранение, а потом периодически проводить техническое обслуживание и регламенты). Хлопот и забот добавилось, так как организация технического обслуживания и регламентов на комплексе связана была с углублением знаний (пощупал редуктор, сверил с картинкой – окончательно понял). Ну и, главное, надо было именно в этот организационный период в эксплуатации заложить в сознание личного состава предельную ответственность за содержание боевой техники в исправном состоянии.

До приезда комиссии Генерального штаба во главе с генерал-лейтенантом Лысаком для решения вопроса о постановке на боевое дежурство еще осталось время.

Несколько слов, в пределах компетенции, о строительстве комплекса. Его вело строительное управление СибВО, монтажные и пуско-наладочные организации от заводов, где была изготовлена та или иная техника, а также тресты Сибэлектромонтажа, Сибсантехмонтажа и т.д.

Видя в каких условиях работали строители и монтажники, кланяюсь в знак уважения их трудового мужества. Что касается качества, то за него приходилось драться. Особенно мы боялись остаться с течами грунтовых вод, так как требования к влажности внутри сооружений, особенно хранилища с боезапасом ракет, были весьма жёсткими.

Как же наши семьи жили и где? Как в Бердск в 1960 году “сели”, там и разместились. Семейных было не так уж и много, думаю, не более трети от всей численности офицерского состава. Жилой фонд от авиаучилища остался в нормальном состоянии, конечно, это были не благоустроенные (по нынешним меркам) квартиры, но все семейные, если не ошибаюсь, были пристроены. Я, например, сначала жил в комнате барака, потом появилась возможность и перешли в шлаковый двухэтажный домик. Молодые офицеры (без семей) жили, как правило, в общежитии. Как только мы “завязли” на своём объекте на 21-й площадке, к семьям офицеры приезжали раз в неделю в субботу, а утром в понедельник возвращались на позицию. Не скажу, что сахар. Одно достоинство такого метода – максимум времени у офицера для службы. Маленький штрих: едем как-то с объекта в Бердск. В машине подполковник Еремеев И.М., я и кто-то ещё. Проезжаем хлебный магазин на улице Учительская”. Спрашиваю Ивана Максимовича: “Почём нынче хлеб?”. “Понятия не имею”, - ответил.

И вот, наконец, прибытие на объект инспекции Министерства обороны во главе с генералом Лысак. Проверка была доскональной: тревога, боевая готовность, команда на “пуск” ракеты. Расчёты работали спокойно, сосредоточенно, грамотно. Уложились в отводимое время по графику.

На разборе выступил генерал Лысак, дав положительную оценку нашему уровню подготовки.

5 марта 1963 года заступили на боевое дежурство. Из полка я убыл в 1964 году в войсковую часть 44099 заместителем командира бригады - главным инженером.

С благодарностью вспоминаю своих однополчан, старших командиров и начальников, которые духовно дали мне очень много. Течёт река времени, но никогда не изгладятся из памяти те годы!

 

 

Источники:

1. История 382 ракетного полка. - Сайт Гвардейской Глуховской дивизии.

2. Из воспоминаний полковника в отставке Лямина Николая Васильевича. - Сайт Гвардейской Глуховской дивизии.

3. Из воспоминаний полковника-инженера в отставке Григорьева Власа Осиповича. - Сайт Гвардейской Глуховской дивизии.

4. Омская стратегическая 1959—2004 годы. Под общ. ред. Швайченко А. А.. 2-е изд.. — Омск, 2004

5. Soviet Armed Forces. 1945-1991. Organisation and order of battle. Strategic Rocket Forces.

 

Для комментариев.

Вы должны быть зарегистрированы в Facebook.

или ВКонтакте.