Ракетные войска стратегического назначения. Справочник. Документы.

  Новости

  Календарь

  Одноклассники

  Нас посетили

  Реклама

Ружаны стратегические
 

Записка Н.С. Хрущева в Президиум ЦК КПСС о дальнейшем сокращении Вооруженных Сил СССР

 

8 декабря 1959 г.

ЧЛЕНАМ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС1
КАНДИДАТАМ В ЧЛЕНЫ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС

Хотел бы высказать некоторые соображения о дальнейших наших шагах по борьбе за ослабление международной напряженности и решении вопроса о сокращении вооружения и о разоружении.

Советский Союз сейчас на международной арене завоевал хорошие позиции. Поездка в Соединенные Штаты Америки2, наше предложение в Организации Объединенных Наций по всеобщему разоружению3 встречено во всем мире хорошо и даже реакционными кругами различных стран не может быть просто отвергнуто и оставлено без внимания. Даже те, которые не хотят пойти на смягчение напряженности, и тем более на разоружение, но и они, в силу такого настроения широких кругов населения и желания разрядки и сокращения вооружений, не выступают открыто; видимо, будут под видом затяжки во времени искать аргументы с тем, чтобы отказаться от этого, с тем, чтобы или затянуть, или сорвать решение по нашим предложениям.

Я думаю, что нам следовало бы сейчас использовать эту конъюнктуру, которую мы создали в нашу пользу, с тем, чтобы самим не довольствоваться завоеванием, которого мы достигли, хорошего признания и крепкого международного положения и нашей ведущей роли, инициативы, которые мы уже неизменно сохраняем за собой несколько лет.

Мне думается, что следовало бы сейчас пойти на дальнейшее сокращение вооружений в нашей стране, даже без условий о взаимности со стороны других государств, и на значительное сокращение личного состава вооруженных сил. Я считаю, что можно было бы сократить, может быть, на миллион, на полтора миллиона человек, но это надо еще посоветоваться, изучить с Министерством обороны. Думаю, что такое значительное сокращение не подорвало бы нашей обороноспособности. Но выйти с таким решением и проведение его — это имело бы очень большое положительное влияние на международную обстановку, и наш престиж невероятно вырос бы в глазах всех народов. Это было бы неотразимым ударом по врагам мира и по поджигателям и сторонникам «холодной войны».

Почему я считаю сейчас это возможным и не опасным? Мое такое мнение основывается на том, что, во-первых, мы сейчас достигли хорошего положения в развитии экономики Советского Союза; во-вторых, мы имеем прекрасное положение с ракетостроением; мы, собственно говоря, сейчас имеем ассортимент ракет для решения любой военной проблемы как дальнего, так и ближнего боя, как «земля-земля», «воздух-земля», «воздух-воздух», атомные подводные лодки и прочее, и по мощности взрыва также мы имеем хороший ассортимент. Кроме того, мы наладили хорошо серийное производство этих ракет. Не буду в записке перечислять всех этих ракет — те, к кому это относится, знают, а когда будем обсуждать — повторим, поэтому я в записке не перечисляю, я могу изложить более конкретно, когда будем обсуждать.

Мы сейчас имеем широкий ассортимент ракет и в таком количестве, которое может буквально потрясти весь мир. Спрашивается, что же мы будем иметь такое страшное вооружение — атомное, ракетное оружие, и будем иметь такую большую армию, которую мы имеем? Это неразумно. Мы же исходим из того, что не хотим войны и сами не готовимся к нападению, а мы готовимся к обороне. Если исходить из этого, а мы исходим из этого — чтобы наша армия могла защитить страну, отразить врагов, которые попытаются напасть на нашу родину или на наших союзников, когда мы имеем такое сильное оружие, как ракеты. Ведь они, собственно, и служат этой цели. Как же может какая-нибудь страна или группа стран в Европе напасть на нас, если эти страны мы можем буквально стереть с лица земли нашим атомным и водородным оружием и доставкой наших ракет в любую точку земного шара?

Следовательно, если нам сейчас не предпринять шагов в направлении сокращения вооруженных сил, а перенести все это, как это уже сделано, на решение Комитета десяти4, имея хорошие и активные позиции с нашей стороны, это значило бы свести их, наши возможности, к понижению. Ведь сейчас наши предложения передадут в лабиринты комиссии, будет много разговоров, речей и славословий, будет упражнение в славословии и тем самым будет как-то понижаться наша инициатива в этом вопросе.

Если мы сейчас примем, например, решение о сокращении наших вооруженных сил на миллион или на полтора миллиона человек и выставим соответствующие аргументы, то это будет значительным шагом вперед. Я считаю, что вполне назрели условия, чтобы сказать нам об этом. Да мы об этом уже говорили: и в моем докладе, который был сделан5, и в других наших заявлениях. Мы уже не раз говорили, что наши идеологические споры с капиталистическим миром будут решаться не путем войны, а путем экономического соревнования. Следовательно, своими предложениями и мероприятиями по дальнейшему сокращению наших вооруженных сил мы еще больше прижали бы своих противников — империалистические страны. Некоторые товарищи могут возразить, что мы, мол, сократим вооружение, а противник не сократит. Но еще вопрос — разумно ли он это сделает? Если мы сократим и скажем, почему мы сокращаем (потому, что наше водородное и ракетное оружие обеспечивает нам держать боеспособность на должном уровне, потому, что мы не хотим войны, поэтому мы армию хотим сократить, потому что наступать мы не собираемся, завоевывать Советский Союз никогда не имел такой цели, не имели и социалистические страны) — зачем нам тогда держать такую огромную армию? Держать такую большую армию — значит понижать наш экономический потенциал. Мы имеем возможность сократить ее. И если наши противники не последуют нашему примеру, это не рассматривать, как то, что нам будет нанесен ущерб. Наоборот, страны, которые теперь будут содержать большие армии при том положении, которое сейчас создалось в социалистических странах (их экономический потенциал, и главное — наличие у нас мощного термоядерного и ракетного оружия), эти армии будут как бы сосать бюджеты, истощать экономику стран, будут в какой-то степени, если рассматривать в свете борьбы коммунизма с капитализмом, нашим «союзником», потому что они будут пожирать бюджет, понижать экономическое развитие этих стран, будут содействовать росту преимуществ нашей системы.

Я много думал по этому вопросу и решил до приезда в Москву6 послать такую записку, чтобы члены Президиума ЦК и кандидаты в члены Президиума ознакомились с ней, а потом, когда я приеду, обсудить ее. И если товарищи со мной согласны, тогда можно было бы принять и необходимые предложения. Считаю, можно сделать так: созвать сессию Верховного Совета. К примеру, сессию можно было бы созвать или в конце января или феврале месяцах (выбрать время, но не затягивать), до начала работы Комиссии десяти7, которая будет созвана в феврале для рассмотрения наших предложений. Так до начала работы этой комиссии и созвать сессию Верховного Совета, утвердить докладчика, доложить Верховному Совету, аргументировать это и принять решение, принять обращение, в котором сказать, что независимо от того, как будут реагировать другие страны на наше обращение и на наше решение, последуют ли они нашему примеру или не последуют, независимо от этого мы будем руководствоваться решением Верховного Совета.

Я уверен, что это было бы очень сильным, потрясающим шагом. И, кроме того, этот шаг ни в коей степени не наносит ущерба нашей обороне, но дает нам большие политические, моральные и экономические выгоды. Поэтому, если сейчас не использовать этого, то, говоря языком экономиста, это означало бы не использовать в полную мощь накопленные капиталы нашей социалистической политикой и нашей социалистической экономикой. Потому что наша экономика процветает, развивается. Наука наша настолько прогрессирует, что она обеспечила преимущества по созданию средств обороны для нашей страны. И это не только как открытия науки, но мы умело использовали научные открытия в практических целях.

Думаю, что сейчас было бы неразумным иметь атомные и водородные бомбы, ракеты и в то же время держать большую армию.

Кроме того, надо иметь в виду, что когда мы имеем такое сильнейшее современное оружие, которое пока неотразимо, и держим самую большую в мире армию, то это действительно пугает наших противников и даже честных людей из них, которые, может быть, хотели бы пойти на честное разоружение, но боятся, что, возможно, это у нас тактический ход. Они рассуждают так: Советский Союз вносит предложения о новом сокращении вооруженных сил, но сам не идет на это сокращение внутри своей страны. Это может пугать некоторых честных из них, которые хотят разоружения; а реакционные силы, которые не хотят ослабления международной напряженности, агрессивные, милитаристские силы — те, конечно, используют это в своих целях.

Если же мы осуществим дальнейшее сокращение наших вооруженных сил, то этот наш шаг укрепил бы те силы в буржуазных странах, те либеральные буржуазные капиталистические круги, которые хотят улучшить международное положение, существовать на принципах мирного сосуществования: это их укрепляло бы и ослабляло бы аргументы агрессивных, милитаристских кругов, которые используют нашу мощь и запугивают другие страны.

Как это сделать и детали, — это уже нужно обменяться мнениями: дадим указания Министру обороны, Генштабу с тем, чтобы они конкретно подготовили.

Такое разоружение, такое сокращение (значительное) надо было бы растянуть на год-полтора-два. Таким образом, за это время мы приняли бы решение, начали бы постепенно сокращать армию, потому что, сократив такое количество людей из армии, их надо обустроить: офицеров, военных чиновников (солдат легко устроить), с тем, чтобы они были соответственно обеспечены и устроены. А потом мы видели бы, куда будет идти стрелка, потому что не сразу мы сокращаем: это было бы год, полтора, два (но не больше двух лет). Это было бы логично. Если мы на сессии Генеральной Ассамблеи внесли предложение о всеобщем и полном разоружении за 4 года, то частичное сокращение мы в одностороннем порядке проводим за срок в два года или менее. Это тоже было бы логично и убедительно. И потом не опасно.

Внося на рассмотрение Президиума эти свои предложения, которые я тщательно обдумывал, думаю, что мы их хорошенько обсудим на Президиуме, взвесив все доводы «за» и «против». Может быть, я не все предвижу. Но мне кажется, что эти мои предложения, если ж их осуществим, не только не нанесут ущерба нашей стране и не подвергнут опасности ее обороноспособность перед враждебными силами, но будут содействовать еще большему укреплению нашего международного положения и усилению нашей страны.

У меня есть некоторые детали в этих предложениях, я их не излагаю в записке. Когда будем обсуждать, то я более подробно выскажу свои соображения, чем в этой записке. Например, сокращая вооруженные силы в какое-то время, в какой-то степени, может быть, следует перейти на территориальную систему (милицейские силы). То есть будут созданы полки и дивизии по территориальному принципу (с привлечением граждан служить в них без отрыва от производства). Конечно, для таких полков, соединений надо иметь соответствующие кадровые офицерские силы, оружие где-то на складах иметь. Нам надо иметь транспортную авиацию, потому что в случае возникновения необходимости надо быстро перебросить части из одного места в другое. К примеру, если надо направить, перебросить несколько дивизий в Германию, то это мы должны сделать буквально за несколько дней. Оружие для таких территориальных подразделений должно находиться в соответствующем разумном ассортименте поблизости тех мест, где будут находиться эти сформированные подразделения. И дивизии сразу, к примеру, московская, ленинградская, киевская, харьковская, сразу по сигналу собираются на сборный пункт, садятся в самолеты и отправляются.

И другие соображения, которые надо учесть с тем, чтобы безопасность нашей страны не только не снизилась, а наращивалась; бремя содержания армии уменьшилось бы, а политическое положение как внутри страны, так и вне [ее] крепло, потому что мы высвободили бы средства, которые поглощают содержание огромной армии и вооружение. И мы бы еще больше бы завоевали хорошее положение на международной арене в борьбе за мир, еще больше вырос бы престиж нашей страны. И это все в сумме содействовало бы нашим марксистско-ленинским идеям, нашему учению, нашей борьбе за мир, потому что не только рабочие, но и крестьяне, мелкобуржуазные элементы с каждым годом все больше симпатизировали бы нам, их симпатии усиливались бы. Они бы перешли сначала от страха на нейтральные позиции, а потом перешли бы к симпатиям к нашей стране.

Это, я считаю, вполне законно, и этого мы должны добиться.

Когда я говорю, что, может быть, следует иметь не только кадровую армию, но и частично территориальные, милицейские силы, этим, собственно, мы в какой-то степени повторяем то, что Ленин сделал после Октябрьской революции, но в других условиях и несколько в другом плане, потому что тогда у нас не было выхода, у нас не было армии, а теперь мы имеем и материальные средства, и вооружение, имеем армию. И мы без армии сейчас остаться не можем и не хотим. Но надо эту армию сделать такой, чтобы она была разумной, чтобы она была без излишеств, была бы боеспособна и отвечала требованиям обеспечения безопасности страны.

Необходимо, конечно, будет пересмотреть и систему военных учебных заведений: их профиль, количество. Может быть, если мы перейдем на новую систему, следует организовать и такие военные учебные заведения, в которых вести подготовку офицерских кадров без отрыва от производства. Это тоже имеет большое значение.

Все эти мероприятия, безусловно, облегчат бюджет страны. У нас есть большие возможности для осуществления высказанных мною предложений об одностороннем сокращении наших вооруженных сил.

Еще два слова о военных учебных заведениях. Когда мы создавали наши многочисленные военные учебные заведения, у нас в стране не было достаточного количества подготовленных людей. Теперь у нас получает образование вся молодежь, поэтому в военные учебные заведения, которые будут вести работу, подготовку кадров без отрыва от производства, мы можем набрать нужное количество людей и из них готовить офицерские кадры для всех родов войск8. Это будут такие командиры, которые будут еще теснее связаны с народом, избавлены от так называемой кастовости, которая создается в результате лучшего материального обеспечения учащихся военных учебных заведений. С другой стороны, это было бы разумно и дешевле стоило бы содержание.

Вот какие вопросы считал бы необходимым вынести на рассмотрение Президиума ЦК.

 

  Н. Хрущев

8 декабря 1959 г.

 

АП РФ. Ф. 52. Оп. 1.Д. 351. Л. 12. Подлинник.

 

Опубл.: «Армию надо сделать... без излишеств». Записка Н.С. Хрущева о военной реформе 1959 г. // Исторический архив. 1998. № 3. С. 36-67.

 

1 Записка Н.С. Хрущева была рассмотрена на заседании Президиума ЦК КПСС 14 декабря 1959 г. Президиум одобрил изложенные в ней предложения и поручил Минобороны СССР внести конкретные предложения по сокращению Вооруженных Сил СССР. 7 января 1960 г. Президиум ЦК принял решение сократить численность Вооруженных Сил СССР на 1200 тыс. человек и одобрил проекты закона о новом значительном сокращении Вооруженных Сил СССР и обращения Верховного Совета СССР к парламентам всех государств. Эти документы были приняты IV сессией Верховного Совета СССР пятого созыва, проходившей 14-15 января 1960 г.

2 Поездка Н.С. Хрущева в США проходила 15-28 сентября 1959 г.

3 На сессии Генеральной Ассамблеи ООН 18 сентября 1959 г. Н.С. Хрущев предложил принять Декларацию о всеобщем и полном разоружении. Суть предложений СССР заключалась в том, чтобы все государства осуществили полное разоружение, т. е. полную ликвидацию своих вооруженных сил и вооружений с тем, чтобы в распоряжении государств остались лишь маленькие контингенты внутренней охраны, вооруженные легким стрелковым оружием. Программу разоружения предполагалось осуществить в течение четырех лет.

4 Речь идет о созданном в соответствии с соглашением между СССР, США и Англией в сентябре 1959 г. Комитете по разоружению с участием представителей пяти капиталистических (США, Англия, Франция, Италия, Канада) и пяти социалистических стран (СССР, Польша, Чехословакия, Румыния, Болгария) — Комитете десяти. В соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г. советские предложения о всеобщем разоружении были переданы для предварительного рассмотрения в комитет. Свою работу комитет начал с марта 1960 г. в Женеве, в июне 1960 г. социалистические страны прекратили свою работу в комитете в связи с неконструктивной позицией капиталистических стран.

5 Имеется в виду выступление Н.С. Хрущева на Генеральной Ассамблее ООН.

6 Н.С. Хрущев находился 7-12 декабря 1959 г. в поездке по Украине после завершения визита в Венгрию.

7 Речь идет о Комитете десяти. См. примеч. 4.

8 31 марта 1960 г. было принято постановление Совмина СССР «О сокращении численности и реорганизации военных учебных заведений Министерства обороны СССР». Этим постановлением предусматривалась подготовка в гражданских высших и средних специальных учебных заведениях специалистов, которых разрешалось призывать на действительную военную службу с назначением на офицерские должности.

 

Источники:

1. Задача особой государственной важности. Из истории создания ракетно-ядерного оружия и Ракетных войск стратегического назначения (1945-1959 гг.) : сб. док. / сост.: В. И. Ивкин, Г. А. Сухина. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010.