Ракетные войска стратегического назначения. Справочник. Документы.

  Новости

  Календарь

  Одноклассники

  Нас посетили

  Реклама

Ружаны стратегические
 

Доклад командира 51-й ракетной дивизии о действиях соединения в период с 12 июля по 1 декабря 1962 года на о. Куба

ОПЕРАЦИЯ «АНАДЫРЬ»

В 1962 году, через два с половиной года после образования РВСН, на их долю выпало решение сложной и ответственной задачи по предотвращению американской угрозы Кубе. Эта операция получила название «Анадырь».

О том, как это проходило, можно узнать из рассекреченного доклада командира дивизии генерал-майора Стаценко И. Д., непосредственного участника этой уникальной операции.

Доклад командира 51-й ракетной дивизии о действиях соединения в период с 12 июля по 1 декабря 1962 года на о. Куба1

На основании директивы Генерального штаба в середине июня 1962 года дивизии была поставлена задача перейти на новые штаты (управление — 6/322; полки Р-12-6/332; полки Р-14-6/334; ртб — 6/333), принять в состав дивизии полк тов. Бандиловского и полк тов. Сидорова, в полк тов. Черкесова принять один стартовый дивизион и одну сборочную бригаду ртб. Части дивизии полностью укомплектовать личным составом, техникой и быть готовыми к переброске за границу для выполнения особой правительственной задачи.

Оглавление

1. Работа рекогносцировочных групп по выбору боевых порядков

2. Сосредоточение дивизии на о. Куба

3. Принятие дивизией боевой готовности

4. Передислокация дивизии в Советский Союз

    Общие выводы и предложения

 

1. Работа рекогносцировочных групп по выбору боевых порядков

Во исполнение этого передовая рекогносцировочная группа прибыла на о. Куба 12.7.62 г. самолетом Ту-114, в составе которой был я с начальником опд дивизии.

Рекогносцировочные же группы полков прилетели на о. Куба самолетом 19.7.62 г.

На основании изучения задания на рекогносцировку, изложенного в директивах Генерального штаба, 14.7.62 г. был составлен план работы передовых рекогносцировочных групп, которым предусматривалось:

  • начать работу по рекогносцировке с облета вначале западной, потом центральной части о. Куба;
  • на каждый полк выбирать два полевых позиционных района с размещением управления полка при одном из дивизионов;
  • разделение рекогносцировочных групп на группы по районам с целью сокращения времени на проведение работ;
  • в состав рекогносцировочных групп полков включать офицеров отделов штаба командующего Группой советских войск на о. Куба;
  • организация взаимодействия рекогносцировочных групп с группой генерала Дементьева и Генеральным штабом Кубинской армии по обеспечению и охране рекогносцировочных групп в ходе работ.

С прибытием рекогносцировочных групп полков дивизии на о. Куба, т. е. 20.7.62 года, до них был доведен план работы, тщательно по картам изучена местность, на которой предстояло работать, особо дорожная сеть, дан специальный инструктаж по мерам маскировки проводимых работ, изучен необходимый минимум слов на испанском языке и объявлены условия Кубинского правительства по выбору районов:

— каждый район, представленный на отчуждение, должен быть по площади не более 400-450 га и с максимальным количеством отселяемого населения 6-8 семейств.

Условия, поставленные Кубинским правительством, приводили в дальнейшем к скученности техники в ППР.

В период с 21.7 по 25.7.62 года районы расположения полков, намеченные директивой Генерального штаба, четырежды изучались с воздуха путем облета их на вертолетах.

Облетом на вертолетах была изучена западная и центральная части о. Куба и установлено, что районы для полков товарищей Сидорова, Черкесова и Бандиловского имеют сильно пересеченный рельеф местности, бедную растительность и слаборазвитую дорожную сеть, а посему мало подходят для размещения рп.

Одновременно было выявлено несколько новых районов:

— Мендоза, Харуко;
— Агуакате, Мадруга;
— Колизео, Лимонар;
— Консоласион-дель-Ноте;
— Колон, Лос-Арабос.

22.7.62 года рекогносцировочные группы полков выехали в предназначенные директивой районы.

В составе рекогносцировочных групп полков дивизии работали офицеры штаба Группы во главе с заместителем командующего Группой советских войск на о. Куба по боевой подготовке генералом тов. Гарбузом Л. С.

Отсутствие необходимого количества переводчиков, несмотря на успешное изучение испанского языка офицерами, влияло на работу рекогносцировочных групп.

Рекогносцировка показала, что центральная часть о. Куба (районы полков т. Сидорова и т. Черкесова) имеет резко пересеченную местность, бедную растительную маску, отсутствуют необходимые площадки, а имеющиеся дороги не обеспечивают проход ракетной техники без проведения большого объема скальных работ, водоносные слои залегают на глубине 150-200 метров, в районах действуют контрреволюционные банды. Таким образом, было установлено, что размещать полки в указанных районах крайне нежелательно и нецелесообразно.

В дальнейшем с разрешения командующего Группой войск основные работы рекогносцировочных групп были перенесены во вновь выявленные и намеченные нами на местности районы.

Всего в ходе работ в центральной части о. Куба (Матансас, Санта Клара и Тринидад) было обследовано 107 районов, общей площадью 620 кв. км, из них отрекогносцировано 20, общей площадью 110 кв. км, из которых было выбрано и утверждено четыре района:

— для полка тов. Сидорова — район Ситьесито и Калабазар-де-Сагуа;
— для полка тов. Черкесова — район Ремедиос и Силуэта.

В западной части о. Куба (Пинар-дель-Рио, Артемиса и Гуанахай) обследовано 44 района общей площадью 300 кв. км, отрекогносцировано 15 общей площадью 65 кв. км, из них выбрано и утверждено шесть районов:

— для полка тов. Бандиловского — оба района 10 км севернее Лос-Паласьос;
— для полка тов. Соловьева — район Санта Крус де Лос-Иинос и Канделария;
— для полка тов. Коваленко — район Гуанахай (плато Эсперон).

Таким образом, для выбора 10 позиционных районов потребовалось провести тщательную пешую рекогносцировку 151 района общей площадью 900 кв. км, растянутых по территории острова с запада на восток на 650 км.

Вопрос размещения личного состава в землянках вместо палаточного лагеря изучался с первых же дней прибытия на Кубу.

После тщательного изучения строения грунта и климатических условий было установлено, что располагать войска в землянках в условиях тропиков невозможно ввиду большого количества осадков и испарений.

В связи с этим для размещения личного состава части вынуждены были строить палаточные городки, которые впоследствии явились одним из основных демаскирующих признаков расположения комок на о. Куба.

Одновременно с рекогносцировкой районов проводились подготовительные мероприятия к встрече частей — были рекогносцированы все намеченные ранее порты выгрузки.

Из числа предназначенных портов для выгрузки частей были выбраны:

  • порт Мариель — для полков товарищей Бандиловского, Соловьёва и Коваленко;
  • порт Касильда — для полков товарищей Сидорова и Черкесова;
  • порт Матансас — для управления дивизии и как запасный порт выгрузки полков товарищей Сидорова и Черкесова.

Для выгрузки ракет были определены порты Мариель и Касильда:

  • произведена разведка и подготовка маршрутов перевозки ракетной техники и ракет из портов выгрузки в полевые позиционные районы;
  • в связи с тем, что дорожная сеть в центральной части о. Куба не обеспечивала проход ракет и техники, из порта Касильда силами армии и Министерства общественных работ Кубинской Республики в короткие сроки были проложены два сквозных маршрута и обход горного хребта Эскамбрай протяженностью 200 км каждый;
  • до прихода войск планировалось оградить все ППР по внешнему периметру, но командование Кубинской армии смогло закончить ограждение только позиционного района части тов. Коваленко (плато Эсперон);
  • силами и средствами Кубинской армии заново построены и улучшены подъездные пути во все полевые позиционные районы частей (общей протяженностью 52 км).

Вся деятельность рекогносцировочных групп и проводимые ими работы прикрывались общими и частными легендами прикрытия.

Общая легенда: «Специалисты сельского хозяйства».

Частные легенды:

  • строительство комплекса Р-14 (плато Эсперон) — «Строительство учебного центра советскими военными специалистами для Кубинской армии».
  • Работа геодезических групп — «Геологоразведывательные партии».

Передвижение рекогносцировочных групп проводилось на кубинских машинах мелкими группами и зачастую в кубинской форме.

Для обеспечения работы рекогносцировочных групп командованием Кубинской армии было выделено три офицера. Охрана групп осуществлялась офицерами и солдатами разведбатальона личной охраны тов. Фиделя Кастро.

Цель проводимых работ содержалась в строжайшей тайне. О прибытии на о. Куба ракетных войск знал строго ограниченный круг лиц Кубинской армии: в начале работ тов. Фидель Кастро, тов. Рауль Кастро и начальник разведывательного управления Генштаба Кубинской армии тов. Педро Луис, в последующем — 10 человек и к моменту окончания работ в эти вопросы были посвящены всего 15 человек.

Следует отметить самоотверженный труд кубинского народа и армии при выполнении дорожных работ в подготовительный период и в период встречи кораблей.

Вывод

1. Рекогносцировка боевых порядков дивизии и подготовительные работы были закончены своевременно, обеспечены встреча частей и сосредоточение их в позиционных районах в короткие сроки.

2. Опыт работы на о. Куба показал, что рельеф местности резко влияет на объем рекогносцировочных работ. На один выбранный район в центральной части острова обследовано 20-22 района и западной части 7-8 районов.

3. Найденные и отрекогносцированные районы — Агуакате, Мадруга, Мендоза наиболее подходили для расположения рп, но не были утверждены, что в дальнейшем резко повлияло на организацию встречи и подготовку полка тов. Сидорова.

4. Привычный нам метод окапывания и строительства землянок для жилья личного состава на о. Куба невозможен.

5. На о. Куба, как и в США, все электростанции вырабатывают электрический ток с частотой 60 Гц, что полностью исключает возможность использования местной электроэнергии для технических нужд советских войск, это должно было быть известно ещё до начала работ рекогносцировочных групп.

 

2. Сосредоточение дивизии на о. Куба

Всего для перевозки дивизии на о. Куба было запланировано 35 судов.

Сосредоточение дивизии на о. Куба началось только с 9.09.62 года прибытием теплохода «Омск», первого корабля полка тов. Сидорова в порт Касильда.

В период с 9.09 по 22.10.62 года прибыло и было выгружено 24 судна, в том числе ракет

  • в порту Касильда:
  • — 6 на т/х «Омск» — 9.09.62 г.
  • — 8 на т/х «Кимовск» — 22.09.62 г.
  • в порту Мариель:
  • — 8 на т/х «Полтава» — 16.09.62 г.
  • — 6 на т/х «Красноград» — 2.10.62 г.
  • — 7 на т/х «Оренбург» — 6.10.62 г.
  • — 7 на т/х «Омск» — 16.10.62 г. (2-й рейс).

Выгрузка ракет из кораблей производилась только ночью в условиях полного затемнения кораблей и портов. Во время выгрузки ракет внешние подступы к портам охранялись специально выделенным горнострелковым батальоном в составе 300 человек, переброшенным из района Сьерра-Маэстра.

Людьми этого же батальона в последующем обеспечивалась внешняя охрана ППР.

Внутри ограждения портов охрану нес личный состав прибывших подразделений и выделенные штабом Группы оперативные работники. Подступы к выгружаемым кораблям со стороны моря охраняли боевые корабли и катера, а также специально проверенные и подобранные рыбаки из числа местного кубинского населения. Через каждые два часа специально выделенные водолазы проверяли подводные части кораблей и дно гавани в районе пирса.

Ракетная техника и грузы частей перевозились в позиционные районы только в ночное время небольшими колоннами.

Сосредоточение ракет, установщиков и заправочных средств в позиционных районах организовывалось и осуществлялось следующим образом:

  • ракеты и крупногабаритная техника перевозились только в ночное время в период с 00 часов до 5 часов;
  • точное время выхода колонн с ракетами намечалось мною, но заранее не объявлялось;
  • маршруты движения колонн с ракетами перекрывались заранее на всем протяжении силами Кубинской армии и военной полиции;
  • при перекрытии маршрутов создавались и имитировались автодорожные катастрофы с вывозом «раненых» и «учения» частей Кубинской армии;
  • за час-полтора до начала движения колонны с ракетами пускалась по маршруту специально сформированная колонна кубинских трейлеров или большегрузных габаритных машин по ложным маршрутам;
  • как правило, построение колонны с ракетами было следующим:
  1. мотоциклисты с радиостанциями;
  2. оперативная кубинская машина, в которой находились оперативный работник, переводчик и охрана;
  3. две легковых машины руководства колонной;
  4. машина прикрытия изделий;
  5. ракеты и тягачи;
  6. один кран и запасные тягачи;
  7. машина прикрытия с кубинской охраной;
  8. мотоциклисты с радиостанциями.

Весь личный состав, участвующий в подготовке и транспортировке ракет в ночное время, переодевался в форму Кубинской армии.

Разговоры и подача команд на русском языке категорически запрещались, все распоряжения отдавались заранее, широко использовались заученные испанские слова и фразы.

При транспортировке установщиков и заправочных средств внешние очертания их изменялись под груженые большегабаритные кубинские машины.

Практически сосредоточение дивизии на о. Куба прекратилось 22.10.62 года с объявлением блокады острова и возвращением в Советский Союз части кораблей, шедших на Кубу с личным составом и техникой дивизии.

По состоянию на 22.10.62 года 51 рд была сосредоточена на о. Куба в следующем составе:

  • управление дивизии, батальон связи, отдельный инженерно-сапёрный батальон, полк тов. Сидорова и полк тов. Бандиловского в полном составе;
  • полк тов. Соловьева без двух батарей транспортировки и заправки, кроме того, на пароходе «Юрий Гагарин», который был возвращен в Советский Союз, находились начальник штаба полка, заместитель командира полка по тылу и большая часть управления полка;
  • полк тов. Коваленко — часть управления полка во главе с командиром полка, батарея боевого обеспечения и одна стартовая батарея;
  • полк тов. Черкесова — батарея боевого обеспечения;
  • ртб тов. Шищенко, Романова, Кривцова и Коренец в полном составе.

Всего на о. Куба в составе дивизии прибыло:

  • офицеров — 1404;
  • солдат и сержантов — 6462;
  • служащих СА — 90;
  • Всего — 7956 человек.
  • Ракет — 42 (в том числе учебных — 6);
  • головных частей — 36;
  • полторы заправки компонентов топлива;
  • машин — 1695;
  • радиостанций — 72;
  • строительных материалов и оборудования — 9425 тонн;
  • продовольствия, снаряжения и обмундирования — более 1000 тонн.

 

Вывод

1. Опыт подготовки дивизии к выполнению особой правительственной задачи показал, что массовая замена офицерского состава, сержантского и рядового состава резко влияет на организованность частей, слаженность штабов и боевых расчетов и снижает боевую готовность полков и соединения в целом (командир дивизии знал деловые качества только одного командира полка из пяти, было заменено около 500 офицеров и до 1000 сержантов и солдат).

Ракетные войска должны быть постоянно укомплектованы и готовы в любое время выполнить любое правительственное задание переброской на любое расстояние и на любых территориях в прежнем слаженном составе.

2. При передислокации соединения необходимо предусматривать выдвижение управления дивизии одним из первых транспортов, оставляя в районе прежней дислокации только незначительную оперативную группу для обеспечения отправки частей соединения.

3. Выдвижение дивизии на о. Куба было чрезмерно затянуто, в результате чего:

  • полки, вооруженные ракетами Р-14, не успели дойти, а полк тов. Соловьева прибыл не полностью;
  • резко увеличившаяся интенсивность перевозок привела к тому, что в определенное время во всех портах Кубы выгружались только рп, что затрудняло маскировку и могло привести к преждевременному раскрытию принадлежности войск;
  • была затруднена организация управления частями, так как штаб дивизии прибыл на Кубу только после сосредоточения на острове полков тов. Сидорова и тов. Бандиловского;
  • совершенно не был учтен период тропических ливней.

На наш взгляд, переброску частей дивизии на о. Куба необходимо было осуществлять между частями ПВО и начать ее раньше, учитывая, что сентябрь-октябрь на о. Куба — период сильных тропических ливней. Первыми кораблями требовалось отправить инженерно-саперные и геодезические взводы, а также часть управления частей, о чем мною докладывалось. Ракеты отправлять с первыми кораблями было нецелесообразно.

 

3. Принятие дивизией боевой готовности

Решением командования Группы советских войск на о. Куба дивизия приводилась в боевую готовность в следующие сроки:

  • полки, вооруженные ракетами Р-12, — к 1.11.62 г.;
  • полки, вооруженные ракетами Р-14, исходя из сроков окончания строительства и монтажных работ в период с 1.11.62 г. по 1.01.63 г.

Планом дивизии в зависимости от ввода в строй комплексов Р-14 и прибытия частей предусматривались сроки приведения их в боевую готовность:

  • полка тов. Сидорова — 20.10.62 г.;
  • полка тов. Бандиловского — 25.10.62 г.;
  • полка тов. Соловьева — 1.11.62 г.;
  • полка тов. Коваленко:
  • — 1-й дивизион — к 7.11.62 г.;
  • — 2-й дивизион — к 1.12.62 г.;
  • полка тов. Черкесова:
  • — 1-й дивизион — к 1.12.62 г.;
  • — 2-й дивизион — к 1.01.63 г.

Ввод в строй ОПР полков, вооруженных ракетами Р-14, зависел от хода строительства сооружений, доставки технологического оборудования, монтажа и испытаний, которые были явно затянуты (бригады монтажников без оборудования находились целый месяц).

В связи с установлением директивой Генерального штаба от 8 сентября 1962 года № 76438 сжатого срока приведения частей в боевую готовность инженерные работы в ППР велись днем и ночью. Проверка ракетной техники и комплексные занятия проводились только в темное время суток с полным соблюдением всех мер маскировки. С объявлением блокады о. Куба все работы велись только в темное время. Одновременно с проведением инженерных работ по оборудованию ППР проверялись наземное оборудование на функционирование и боезапас ракет. Головные части, сосредоточенные и групповом складе, к 15 октября были полностью проверены силами ртб дивизии.

К 20.10.62 года была подготовлена, опробована, но не задействована радиорелейная связь с полками тов. Бандиловского (100 км) и тов. Соловьева (80 км). Радиорелейную связь с полком тов. Сидорова установить было невозможно ввиду большого расстояния (250 км). К этому времени полностью были развернуты и подготовлены к работе все радиосредства. В связи с неустойчивостью и ненадежностью телефонной связи с 00 часов 20.10.62 года была установлена круглосуточная работа радиосетей в режиме дежурного приема. Таким образом, практически управление частями с КП дивизии и КП частей было готово к исходу 20.10.62 года. 20.10.62 года полк тов. Сидорова полностью приведен в боевую готовность.

Непрерывные тропические ливни задерживали окончание инженерных работ в позиционных районах полков товарищей Бандиловского и Соловьева, особенно неблагополучное положение сложилось в полку тов. Бандиловского, на усиление работ в период с 20 по 22.10.62 года были переброшены две роты инженерно-саперного батальона дивизии.

В 18.00 22.10.62 года правительство США объявило блокаду о. Куба.

В 5.40 23.10.62 года премьер-министр и главнокомандующий вооруженными силами Кубинской Республики отдал приказ — все революционные вооруженные силы поднять по тревоге,в республике было объявлено военное положение.

К 8.00 23.10.62 года части дивизии были приведены в повышенную боевую готовность. Полк тов. Сидорова, приведенный в боевую готовность 20.10.62 года, был готов выполнить поставленную задачу.

Полк тов. Бандиловского и 2-й дивизион полка тов. Соловьева, несмотря на то, что еще не полностью были закончены инженерные работы в ППР, практически были готовы выполнить поставленную задачу.

В 11.30 23.10.62 года два американских истребителя на высоте 100-150 метров вторглись в воздушное пространство о. Куба и прошли над боевыми порядками полков товарищей Соловьева и Бандиловского.

В 11.32 пара американских самолетов прошла над боевыми порядками полка тов. Сидорова, а в 12.00 над боевыми порядками полка тов. Черкесова.

С этого момента начались систематические безнаказанные свободные разведывательные полеты американской авиации над территорией о. Куба и боевыми порядками дивизии на высотах 50-100 м, которые продолжались до 27.10.62 года, т. е. до того момента, когда был сбит самолет У-2 на высоте 21 км и силами ПВО Кубинской армии самолет Ф-106 на низкой высоте.

Позже было установлено, что военно-воздушные силы США безнаказанно вели систематическую разведку и фотографирование кубинской территории, начиная с 1.08.62 года, находясь вне зоны досягаемости радиолокационных средств ПВО Кубинской армии.

Так, в августе было совершено 60 самолето-пролетов над кубинской территорией, а средствами ПВО Кубы было обнаружено только 10.

В сентябре 23 самолето-пролета, а обнаружено 7.

До 22.10.62 года было совершено 71 пролет самолетов США над о. Куба.

В этих сложных условиях резкого обострения международной обстановки, реальности начала боевых действий и возвращения части наших кораблей в СССР для обеспечения боеготовности полка тов. Соловьева в ночь на 24.10.62 года мною был отдан приказ изъять резервные и часть штатных агрегатов заправочного оборудования из полков товарищей Сидорова и Бандиловского и передать их тов. Соловьеву, недостающим личным составом полк укомплектовать за счет этих же частей и полка тов. Коваленко.

В связи с чем в каждом полку были отработаны графики подготовки первого залпа с учетом некомплекта заправочного оборудования.

К исходу 25.10.62 года укомплектование полка тов. Соловьева было закончено. Для укомплектования полка было передано 20 офицеров, 203 сержанта и солдата, 10 — 8Г131, 4 — 8Г210 и 6 — 8Г113, в том числе 44 человека, 5 — 8П31, 2 — 8Г210 и 3 — 8Г113 были переброшены из полка тов. Сидорова на расстояние 480 км.

24.10.62 года штабы частей практически организовали взаимодействие с мотострелковыми полками по обороне ППР.

К исходу 25.10.62 года полк тов. Бандиловского и второй дивизион полка тов. Соловьева были приведены в боевую готовность.

Непрерывные полеты американской авиации над расположением частей создали угрозу вскрытия боевого порядка дивизии. С целью вывода частей из-под возможного удара командованием дивизии 24.10 было принято решение выбрать новые ППР с целью совершения маневра.

Выполнению принятого решения мешало отсутствие запасных комплектов СП-6, 25.10 инженерами дивизии был разработан способ замены СП-6 имеющимися в наличии закладными частями применительно к полевым условиям.

26.10 решение было доложено заместителю командующего Группой советских войск и заместителю начальника ГШ РВ. И только решение правительства о выводе дивизии с о. Куба приостановило подготовку и выполнение этого маневра.

В связи с угрозой нанесения авиацией США бомбоштурмового удара по частям дивизии рано утром 24.10.62 года командованием Кубинской армии было принято решение снять значительную часть зенитных средств с прикрытия города Гавана и перебросить их на прикрытие ракетных полков. Одновременно частям был отдан приказ рассредоточить всю технику в ППР.

Каждый стартовый дивизион прикрывался одной 57-мм и двумя 37-мм зенитными батареями, кроме того, для прикрытия порта Ла-Изабелла, где в то время находился т/х «Александровск» с ГЧ, и дивизионом тов. Сидорова было задействовано две 100-мм зенитных батареи.

Таким образом, всего было выделено:

  • 37-мм батарей — 12;
  • 57-мм батарей — 4;
  • 100 мм батарей — 2.

КП дивизии прикрывался двумя взводами 23-мм орудий, снятых с кораблей.

С целью сокращения времени на подготовку первого залпа полком тов. Сидорова в ночь с 26 на 27.10.62 года головные части были переброшены на расстояние 500 км из группового склада в ППР.

К исходу 27.10.62 года первый дивизион полка тов. Соловьева также приведен в боевую готовность и полностью закончена проверка боезапаса ракет.

 

Вывод

1. Личный состав дивизии, выполняя особое правительственное задание, показал высокое чувство ответственности за порученное дело, беззаветную преданность Коммунистической партии и Советскому правительству.

2. В сложных условиях обострения международной обстановки, блокады о. Куба и непосредственной угрозы нанесения удара с воздуха самоотверженным трудом личного состава в непривычных тропических условиях рд была приведена в боевую готовность раньше намеченного срока.

Полк тов. Сидорова сосредоточился на о. Куба в период с 9 сентября по 8 октября 1962 года и через 12 суток после прибытия последнего корабля в порт 20 октября полностью приведен в боевую готовность.

Полк тов. Бандиловского сосредоточился в период с 16 сентября по 15 октября 1962 года и через 10 суток после прибытия последнего корабля 25 октября был полностью приведен в боевую готовность.

Полк тов. Соловьева сосредоточился на Кубе в период с 6 октября по 22 октября 1962 года и через трое суток после прибытия последнего корабля в порт до объявления блокады, несмотря на то, что часть техники полка не прибыла, к 25 октября был приведен в боевую готовность один дивизион и к 27 октября другой дивизион.

3. Таким образом, рд сосредоточилась и была приведена в полную боевую готовность на о. Куба за 48 суток с момента прибытия первого корабля, т. е. 27 октября 1962 года дивизия была способна нанести удар всеми 24 стартами.

В связи с тем, что сооружения № 20 не были окончены строительством и головные части были сосредоточены в групповом складе на удалении от полка тов. Соловьева — 110 км, тов. Бандиловского — 150 км, а тов. Сидорова — 480 км и некомплектом заправочных средств, готовность полков согласно разработанным графикам определялась:

  • полков тов. Соловьева и Бандиловского — 14-16 часов;
  • полка тов. Сидорова — 24 часа, а с 27 октября 1962 года после переброски ГЧ в ППР — 10 часов.

 

4. Передислокация дивизии в Советский Союз

В 15.00 28 октября 1962 года командующий Группой советских войск нао. Куба объявил мне директиву от 28 октября 1962 года № 7665, в которой министр обороны Союза ССР на основании решения Советского правительства приказал демонтировать стартовые позиции, а дивизию в полном составе передислоцировать в Советский Союз.

В период с 29 по 31.10.62 года части дивизии полностью закончили демонтаж стартовых позиций.

В 15.30 31.10.62 года при встрече с исполняющим обязанности Генерального секретаря ООН У. Таном, послом СССР в Кубинской Народной Республике тов. Алексеевым и мною было доложено, что стартовые позиции полностью демонтированы.

В 12.00 1.11.62 года поступила директива МО СССР, которой было приказано в первую очередь погрузить все ракеты на имеющиеся корабли до 7 ноября 1962 года и не позднее 10 ноября отправить их в Советский Союз.

Ракеты грузить на палубы кораблей. Во исполнение директивы к 2.11.62 года все ракеты были сосредоточены в портах погрузки.

Погрузка ракет на корабли началась 3.11.62 года и закончена 8.11.62 года.

Отправка ракет проходила в исключительно сложных и трудных условиях, обстоятельства сложились так, что к этому времени на о. Куба оказались корабли старой постройки, палубы их загромождены различными надстройками, большегрузные стрелы, как правило, отсутствовали, а порты погрузки плохо оснащены крановым хозяйством. Работа по погрузке кораблей не прекращалась ни днем, ни ночью.

Первым из порта Мариель с четырьмя ракетами на борту в 15.30 5.11.62 года вышел теплоход «Дивногорск».

Последние 8 ракет с о. Куба вывезены из порта Касильда теплоходом «Ленинский комсомол» в 8.30 9.11.62 года.

Решение Советского правительства и приказ министра обороны Союза ССР о вывозе ракет с о. Куба был выполнен досрочно.

В период с 1 по 9 ноября 1962 года было погружено 12 кораблей, в том числе 1 пассажирский, на которых было отправлено в Советский Союз:

  • личного состава — 3289 чел.;
  • ракет — 42;
  • техники — 1056 единиц.

В связи с дальнейшим подходом необходимых кораблей из СССР передислокация дивизии разделилась на 2 этапа.

Второй этап начался 18 ноября 1962 года погрузкой на т/к «Черняховск» и закончился 12 декабря 1962 года.

Во втором этапе погружено 12 кораблей, на которых отправлено:

  • личного состава — 3716 чел.;
  • техники — 985 единиц.

Необходимо отметить, что выгрузка наших прибывающих кораблей с коммерческими грузами в портах о. Куба шла очень медленно, под выгрузкой корабли простаивали от 7 до 10 и более суток, в то время как погрузка занимала в среднем 2-3, максимум 4 суток при отсутствии кранового хозяйства, изыскания и загрузки кораблей балластом.

Во исполнение директивы министра обороны Союза ССР от 1 ноября 1962 года № 76676 было передано в части Группы и оставлено на о. Куба:

  • автомобильная рота, дивизионная автомобильная ремонтная мастерская, инженерно-саперный батальон и полевой хлебозавод в полном составе;
  • радиостанций — 18.
  • Всего было передано в части Группы:
  • офицеров — 14;
  • солдат и сержантов — 937;
  • автомашин — 402.

Погрузка личного состава и техники частей дивизии на корабли была закончена 12 декабря 1962 года.

 

Вывод

1. Таким образом, в период с 1.11.62 г. по 12.12.62 г. было погружено 24 корабля, в том числе 4 пассажирских, на которых отправлено в Советский Союз:

  • офицеров — 1390;
  • сержантов и солдат — 5525;
  • служащих СА — 90.
  • Итого: 7005
  • ракет — 42
  • техники — 2041 ед.

Ракеты и техника отправлены в Советский Союз технически исправными.

Политико-моральное состояние личного состава здоровое, воинская дисциплина удовлетворительная.

Подавляющее большинство офицеров, сержантов и солдат с чувством высокой ответственности выполняло особое правительственное задание, показало исключительную организованность и дисциплину.

При сосредоточении и приведении дивизии в боевую готовность личный состав не жалел ни сил, ни времени для того, чтобы в самые короткие сроки стать грозной боевой силой для американских агрессоров и в самые тяжелые дни для дела Кубинской революции готов был отдать свою жизнь, с честью выполнить любой приказ Коммунистической партии и Советского правительства.

Высокая коммунистическая сознательность, сплоченность, хорошая боевая выучка, преданность делу коммунизма и пролетарского интернационализма — эти качества привиты нашим воинам кропотливой, целеустремленной работой командиров, политработников, партийных и комсомольских организаций.

Лучшими по организованности, состоянию воинской дисциплины, боевой и политической подготовке являются полки товарищей Соловьева и Сидорова. Здесь не было чрезвычайных происшествий и грубых нарушений воинской дисциплины.

Однако командир полка тов. Бандиловский за безответственное отношение к порученному делу, низкую требовательность, беззаботность и благодушие в самый ответственный период для дивизии был снят с должности, привлечен к партийной ответственности и отправлен в Советский Союз.

В полку при транспортировке установщиков из-за неорганизованности марша погибли лейтенант Плиско и рядовой Борюшкин, несколько человек получили травмы и увечья, совершено 14 самовольных отлучек, имелись случаи попыток невыполнения приказаний, пьянки.

Назначенный временно командиром полка тов. Коваленко сумел за неделю навести порядок в части.

5 ноября 1962 года в части тов. Романова совершено чрезвычайное происшествие — при столкновении с нашей машиной был убит кубинский гражданин, а машина его сгорела.

Командованием, политическим отделом дивизии были приняты решительные меры по наведению порядка в этой части, а тов. Романов будет наказан в дисциплинарном и партийном порядке уже в Союзе.

Низкие командирские качества на кубинской земле показал также и командир части полковник тов. Кривцов, который стал на путь пьянства, панибратства, проявил растерянность и нерешительность.

Командованием дивизии был поставлен вопрос о снятии его с занимаемой должности, а партийная комиссия объявила ему строгий выговор с занесением в учетную карточку.

 

Общие выводы и предложения

1. Выполняя особое и ответственное правительственное задание, рд самоотверженным трудом всего личного состава в исключительно короткие сроки была приведена в боевую готовность тремя полками и могла по приказу Советского правительства произвести залп дивизией через 16 часов с момента получения сигнала.

2. Опыт подтвердил возможность переброски частей и соединений ракет стратегического назначения железнодорожным и водным транспортом на любые расстояния и приведение их в боевую готовность в сжатые сроки.

Действия дивизии на о. Куба показали, что соединение, вооруженное ракетами Р-12, может совершать маневр и нанести удар из вновь назначенного и малооборудованного ППР через 15-20 суток.

3. Для повышения маневренности полков, вооруженных ракетами Р-14, необходимо создать подвижный вариант наземного оборудования и доработать СП-7. Мобильности и неуязвимости ракетных войск можно достигнуть, имея легкое и компактное наземное оборудование и ракеты на твердом топливе.

4. Кроме стационарного КП в дивизии и полках необходимо иметь и подвижный штатный запасный командный пункт в сокращенном составе с полным оборудованием и средствами управления, что позволит немедленно по прибытии организовать боевое управление, не ожидая полного развертывания и оборудования стационарного КП, в последующем использовать его как ЗКП, не привязывая его к одному из КП полков.

5. Боевой порядок дивизии на о. Куба был сильно растянут. Опыт организации и обеспечения управления полками показал, что надежное управление полками, расположенными на расстоянии более 100-120 км, исключительно затруднено (полк тов. Сидорова). Наиболее целесообразное удаление полков от КП дивизии — 50-80 км.

Одновременно с этим как один из положительных факторов в управлении следует отметить полное искоренение бумажной переписки, все необходимые распоряжения отдавались устно или через офицеров связи, короткими сигналами и шифром.

Как показатель этого, мы, находясь дома, ежемесячно получали более 800 бумаг и 500 отправляли, при действии на о. Куба в самый напряженный и ответственный момент мы всего получили 10 бумаг и отправили 15 бумаг. Следовательно, можно жить без большого потока бумаг и излишней переписки.

6. Опыт показал, что необходимо решительно изменить штатную структуру ракетного соединения. Дивизия должна состоять из трех-четырех бригад дивизионного состава по три отдельных стартовых дивизиона и ртб (количество бригад по числу стартовых дивизионов). Это повысит мобильность РВ и позволит бригаде решать самостоятельные задачи.

В условиях Советского Союза на каждую бригаду иметь 6-9 заранее минимально подготовленных позиционных районов (подготовлены подъездные пути и внутриплощадочные дороги, произведена геодезическая привязка и установлены СП-6), в которых держать только небольшие подразделения охраны.

Дивизионы выходят в эти ППР только при объявлении угрожаемого положения в стране.

Для обучения боевых расчетов и несения боевого дежурства иметь один дивизионный ОПР на расстоянии 5-10 км от основного жилого городка. Полевые позиционные районы должны выбираться вдали от населенных пунктов, расстояние между ППР в пределах 20-40 км.

7. Существующие штатные средства и применяемые способы маскировки не могут полностью скрыть расположения ракетных войск при современном развитии средств фоторазведки.

Для обеспечения полного и безусловно надежного скрытия объектов ракетных войск необходимо создать принципиально новые средства маскировки.

На мой взгляд, это должны быть источники невидимых лучей, способных искажать на фотоснимке местность или полностью засвечивать пленку.

8. Опыт показал, что при действии дивизии в отрыве, в штат ее необходимо ввести:

  • отделение боевой подготовки, которое должно, в первую очередь, заниматься планированием и организацией специальной подготовки, в составе отделения должна быть инструкторская цепочка;
  • инженерно-саперный батальон, в составе двух-трех инженерно-саперных и одной-двух дорожно-мостовых рот;
  • пост ПВО и взвод химической защиты;
  • при действии не на своей территории дивизии должны придаваться зенитные средства для непосредственного прикрытия боевых порядков с малых высот.

 

Приложения:

1. Некоторые вопросы оперативной и тактической маскировки при действии дивизии на о. Куба, на 9 листах.

2. Карта рекогносцировки и позиционных районов дивизии на о. Куба, на одном листе, экз. единственный.

 

Командир ракетной дивизии, генерал-майор Стаценко

 

Архив РВСН. Коллекция рассекреченных документов. Подлинник. Приложения не приводятся.

_______________

1 51-я ракетная дивизия была создана на период выполнения операции «Анадырь».

 

 

Источники:

1. Они были первыми. / Под общ. ред. В. П. Ососкова. — М.: «Эко-Пресс», 2014. — 632 с.: ил.