Ракетные войска стратегического назначения. Справочник. Документы.

  Новости

  Календарь

  Одноклассники

  Нас посетили

  Реклама

Ружаны стратегические
 

Докладная записка уполномоченного МВД СССР в Германии И. А. Серова министру внутренних дел СССР С.Н. Круглову о работе по оказанию помощи институтам, работающим в Германии по реактивной технике, и об агентурно-оперативном обслуживании этих институтов

27 июня 1946 г.I
Совершенно секретно

№ 00708/с

  Министру внутренних дел Союза ССР
товарищу Круглову С.Н.

 

Докладываю о проводимой работе оперативной группой МВД по оказанию помощи вновь организованным в Германии институтам по реактивной технике согласно постановлению Совета Министров Союза ССР215.

Для усиления специалистами организованных объектов по реактивной технике нами отобрано в спецлагерях МВД восемнадцать немецких специалистов, работавших до ареста в области реактивной техники на заводах Германии.

Большинство из этих арестованных руководили в качестве инженеров и конструкторов изготовлением отдельных агрегатов для Фау-2. (Двигатели, приборы управления и т.д.).

Один из арестованных являлся директором завода по выпуску двигателей для Фау-2 в городе Бреславле. В разговоре с нами он заявил, что может организовать производство двигателей Фау-2 и руководить им.

После ознакомления советских специалистов с арестованными немецкими специалистами последние будут освобождены и переданы в институты для дальнейшего их использования по специальности.

Для наблюдения за их поведением по месту работы и жительства будут проведены оперативные мероприятия.

Кроме того, работники оперативной группы МВД, прикрепленные для обслуживания объектов по реактивной технике, вместе с советскими специалистами организовали розыск по месту жительства немецких специалистов, в прошлом работавших на предприятиях, выпускавших самолеты-снаряды и ракеты.

По предварительным данным, общее настроение немецких специалистов, занятых на работе в наших институтах, вполне удовлетворительное. Организованное улучшенное питание и выплата прежних окладов содержания их вполне устраивает.

Имеющиеся агентурные материалы подтверждают, что многие из них активно включились в работу и стараются выполнить возложенные на них задания в указанный срок.

В связи с проводимой работой на объектах по реактивной технике мы получили данные о том, что союзники, в особенности американцы, проявляют повышенный интерес к этим работам.

Следует отметить, что и нами неудачно используется испытательная станция по огневому испытанию двигателя Фау-2, которая расположена на самой границе с американской зоной оккупации ГерманииII. Огневые испытания двигателя проводятся несколько раз в неделю, а звук при испытании Фау-2 слышен в радиусе до 10 километров. Эта станция была организована в 1945 г. немцами, а американцы после занятия этого района сняли с испытательных стендов и вывезли к себе два экземпляра Фау-2. Поэтому на днях не случайно в районе испытательной станции были два американских агента.

Нами по этому случаю установлено следующее:

Немецкий специалист Коерман, работающий в настоящее время заместителем технического руководителя организованного нами института в Бляйхероде, 15 июня с.г. вместе с советскими специалистами выезжал на испытательную станцию в гор. Леестен для производства необходимых работ по двигателю. По окончании работ Коерман пошел закусить в ресторан в г. Леестен. Там к нему подсели два неизвестных человека, которые в дальнейшем представились как руководители берлинской труппы артистов. В разговоре с Коерманом они вначале выяснили, где живет и работает Коерман, а затем начали говорить о хороших условиях работы для немецких специалистов у американцев.

Затем, когда все трое подвыпили, один из неизвестных сказал Коерману: «Мы прибыли сюда не случайно, а по делу», а другой неизвестный, назвавшийся впоследствии Ионтахом, попросил Коермана выйти из ресторана для разговора вдвоем. Когда они вышли, Ионтах сказал: «Будьте немцем и мы сможем друг друга понять. Я являюсь офицером американской армии, имеющим специальное задание узнать все, что делается в Леестене». Дальше в разговоре Ионтах сам начал рассказывать о проводимых работах по реактивной технике в Леестене, потом Ионтах попросил разрешения заехать к Коерману в Бляйхероде для того, чтобы продолжить разговор. Коерман дал согласие.

Вечером, когда Коерман возвратился домой в Бляйхероде, через час подъехала машина, на которой прибыли Ионтах и второй неизвестный, который в дальнейшем представился немецким офицером по фамилии Рихтер.

В связи с тем, что в доме у Коермана в этот момент был его товарищ по институту инженер Томберг, новые знакомые попросили Коермана удалить Томберга и продолжали беседу только втроем.

Ионтах и Рихтер расспрашивали о работе института в Бляйхероде, о руководителе этого института инженере ГертрудеIII и о других специалистах, высказывая при этом большую осведомленность об этих людях. Затем Ионтах начал спрашивать Коермана: «работает ли Гертруд на Красную Армию», «получил ли офицерское звание от Красной Армии», «носил ли военную форму», «что у русских имеется нового в области реактивной техники», «могут ли русские стрелять из Фау-2».

Коерман впоследствии в беседе с нашим оперработником сообщил, что он, якобы, от ответов на некоторые вопросы уклонился, а на часть из них ответил правдиво.

В дальнейшем в дом возвратилась жена Коермана, и разговор прекратился.

Перед отъездом Ионтах и Рихтер условились встретиться с Коерманом в Берлине в ближайшие дни.

В связи с изложенным нами проводятся оперативные мероприятия к уточнению обстоятельств встречи и поведения Коермана с неизвестными.

После выяснения этого мы намечаем легендировать встречу Коермана с Ионтахом и Рихтером в Берлине и если встреча состоится в нашей зоне, то имеем в виду обоих арестовать и организовать следствие для выяснения задач, поставленных перед ними.

Кроме этого, как мне рассказал т. Соколовский, на днях зам. Главнокомандующего американскими войсками в Германии генерал-лейтенант Клей пригласил т. Соколовского к себе на дачу на обед. С приездом т. Соколовского генерал Клей сразу же пригласил его в отдельную комнату, и вдвоем вели разговор о необходимости взаимопонимания в разрешении вопросов по Германии.

Кроме того, генерал Клей поднял вопрос о том, что необходимо принять решение на Контрольном совете о посылке специальной комиссии во все зоны оккупации Германии для контроля над военным производством. При этом он заявил, что у него имеются данные, что, например, французы восстановили немецкий авиационный завод и выпускают на нем моторы, а затем добавил, что «в русской зоне оккупации Германии занимаются производством реактивной техники».

Тов. Соколовский отклонил предложение генерала Клей о посылке комиссии для проверки военного производства, заявив при этом, что целесообразно послать комиссию для проверки хода разоружения немецких вооруженных сил, которые по имеющимся у него данным до сих пор находятся в английской зоне оккупации. После проверки этого можно проконтролировать и наличие военного производства.

Учитывая изложенное, нами принимаются меры к усилению охраны объектов по реактивной технике, к насаждению агентуры и осведомления на объектах в целях изучения настроения немецких специалистов и выявления лиц, связанных с разведками союзников и к повышению бдительности среди советских специалистов, работающих на объектах по реактивной технике.

О последующем буду доносить.

 

  И. Серов

ГА РФ. Ф. Р-9401. Оп. 2. Д. 138. Л. 2-6. Копия.

______________________________

I 3 июля 1946 г. С.Н. Круглов направил докладную записку И.А. Серова И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берии и Г.М. Маленкову. См.: ГА РФ. Ф. Р-9401. Оп. 2. Д. 138. Л. 1.

II Речь идет об испытательной станции ракетных двигателей в районе г. Леестен в Тюрингии.

III Так в документе. Речь идет о немецком руководителе научно-исследовательского ракетного института «Рабе» в г. Бляйхероде докторе Гельмуте Греттрупе.

 

215 - Речь идет о постановлении Совета Министров СССР № 1017-419сс «Вопросы реактивного вооружения» от 13 мая 1946 г. Постановление было принято по итогам совещания у И.В. Сталина по вопросам ракетостроения и реактивного вооружения, которое состоялось 29 апреля 1946 г. Этим постановлением был создан Специальный комитет по реактивной технике при Совете Министров СССР под председательством Г.М. Маленкова (зам. председателя: Д.Ф. Устинов, И.Г. Зубович, члены комитета: Н.Д. Яковлев, П.И. Кирпичников, А.И. Берг, П.Н. Горемыкин, И.А. Серов, Н.Э. Носовский). На Комитет было возложено наблюдение за развитием научно-исследовательских, конструкторских и практических работ по реактивному вооружению, рассмотрение и представление на утверждение Председателя Совета Министров СССР планов и программ развития научно-исследовательских и практических работ в указанной области. Кроме того, Комитет определял и утверждал ежеквартальные потребности в денежных ассигнованиях и материально-технических ресурсах для работ по реактивному вооружению, осуществлял контроль за выполнением министерствами и ведомствами соответствующих заданий Совета Министров СССР и принимал оперативные меры по обеспечению своевременного выполнения указанных заданий. В соответствии с постановлением от 13 мая 1946 г. головными учреждениями по реализации советской ракетной программы были определены: Министерство вооружения — по реактивным снарядам с жидкостными двигателями; Министерство сельскохозяйственного машиностроения — по реактивным снарядам с пороховыми двигателями, а также по неконтактным взрывателям, снаряжению и порохам; Министерство авиационной промышленности по реактивным самолетам-снарядам, а также по жидкостным реактивным двигателям и производству аэродинамических исследований и испытаний ракет. По смежным производствам головными учреждениями были утверждены: Министерство электропромышленности — по наземной и бортовой радиоаппаратуре управления, селекторной аппаратуре и телевизионным механизмам, радиолокационным станциям обнаружения и определения координат цели; Министерство судостроительной промышленности — по аппаратуре гироскопической стабилизации, решающим приборам; Министерство химической промышленности — по жидким топливам, окислителям и катализаторам; Министерство машиностроения и приборостроения — по установкам, пусковой аппаратуре, различным компрессорам, насосам и аппаратуре к ним, а также по другой комплектующей аппаратуре. В целях выполнения возложенных на вышеуказанные министерства задач были созданы главные управления по реактивной технике в следующих министерствах: вооружения (7-е главное управление численностью 120 чел.; начальник С.И. Ветошкин); сельскохозяйственного машиностроения (6-е главное управление численностью 58 чел.; начальник A.В. Сахацкий); электропромышленности (10-е главное управление численностью 71 чел.; начальник А.А. Захаров), авиационной промышленности (14-е специальное главное управление численностью 50 чел.; начальник А.И. Еремеев). Кроме того, были созданы управления по реактивной технике в министерствах химической промышленности (специальное управление № 2 численностью 25 чел.; начальник B.В. Офицеров), судостроительной промышленности (1-е управление численностью 59 чел.; начальник В.Н. Третьяков), машиностроения и приборостроения (управление специального машиностроения численностью 21 чел.; начальник К.К. Глухарев). См.: Ивкин В. Указ. соч. Постановление Совета Министров СССР № 1017-419сс «Вопросы реактивного вооружения» от 13 мая 1946 г. хранится в Архиве Президента Российской Федерации.

 

 

Источники:

1. Деятельность Управления СВАГ по изучению достижений немецкой науки и техники в Советской зоне оккупации Германии, 1945-1949 гг. : Сборник документов / Отв. ред. и автор вступительной статьи В.В. Захаров. Сост.: В.В.Захаров, О.В.Лавинская, Д.Н. Нохотович. М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2007.